Languages

маленькая конференция у Великого океана


В начале октября во Владивостоке солнечно и тепло, вокруг - сине-сизый покой заливов, а по вечерам бухта Золотой Рог вся сияет отраженным городским светом. Улицы скачут вверх-вниз по сопкам, задыхаясь то и дело от автомобильных пробок, но последнее обстоятельство население воспринимает, кажется, стоически - как оборотную сторону динамичного развития и, в частности, автомобильного первенства в масштабе России. На фоне государственных и городских забот литературоведческая конференция в ДВГУ была очень скромным событием, но событием тем не менее - и по-своему историческим.
Первый курс западной литературы был прочитан в самом восточном из университетов России в 1918 году, т.е. 90 лет назад, а 40 лет назад была создана кафедра истории зарубежных литератур, по сей день единственная на всю Восточную Сибирь и Дальний Восток. Двойной юбилей было решено отметить конференцией на тему «Запад и Восток: экзистенциальные проблемы в зарубежной литературе», которая и состоялась 2-4 октября 2008г. Коллективу маленькой кафедры удалось привлечь и увлечь не только коллег-«западников» из Приморья и других регионов России, но и русистов, китаистов, японистов, - филологов и философов, которых занимает сравнение культурных традиций.

Заведующая кафедрой Тамара Георгиевна Боголепова (Fulbright 1993, Washington State University) сумела включить в работу международные связи, эффективно использовав контакты внутри Фулбрайтовского сообщества. В результате отнюдь не пассивными участниками конференции стали гости из (недалекой!) Японии и Соединенных Штатов. Впрочем, жительница Аляски - писатель и музыковед Кэролин Кремерс - прилетела во Владивосток не из родного Фэрбенкса, а из Улан-Уде, где преподает сейчас в Бурятском госуниверситете в рамках Фулбрайтовского обмена. Со своей стороны я хотела бы поблагодарить ДВГУ (ректора В.И.Курилова и заведующую кафедрой Т.Г. Боголепову), офис Программы Фулбрайта в России (Энтони Колиха) и Консульство США во Владивостоке (Элизабет Герстен) за помощь в реализации далекой, но в итоге очень полезной поездки.
В предметном отношении дискуссии на конференции были разнообразны - от раннего Флобера до современной американской поэзии, от процессов модернизации в китайской и японской литературах до постмодернизма в Великобритании и, опять же, США… Что до проблематики, то в фокусе разговора все три дня оставались современная культурная идентификация и идентичность, миф в традиционном и актуальном бытовании, индивидуальное творчество и коллективное переживание ценностей, сложности диалога с Другим.
Самое интересное в научной конференции – даже не обмен информацией (зачитывание докладов), а то, на что, к сожалению, часто «не хватает времени»: публичная дискуссия, со-инвестирование суждений, взаимных интерпретаций, тактичных оценок. Иначе говоря – продуктивное развитие мысли, своей и чужой, и одновременно - работа «ткачества», выстраивания плотной и гибкой системы профессиональных контактов. Отсутствие такой системы, которую и невозможно создать без внятной методологической основы, – едва ли не главный тормоз развития российской гуманитарной науки. Ясное осознание этого «вызова» определило характер литературоведческой дискуссии, состоявшейся во Владивостоке, и ее итоговую несомненную пользу.
Ясное осознание этого «вызова» определило характер литературоведческой дискуссии, состоявшейся во Владивостоке, и ее – по общему ощущению участников - успех.
«Мы – маленькие», - не раз повторяли представители кафедры-юбиляра, - нас «давят лингвисты». С этим не поспоришь: не только в ДВГУ, повсюду по России тенденцией в университетской филологии стало доминирование практического языка и лингвистического страноведения. Традиционные историколитературные курсы все больше воспринимаются как прекрасное излишество, на котором можно экономить. И причины такого понижения в статусе – не в глухоте конкретных университетских администраций, они гораздо шире. Литература, как в целом культура печатного текста, теснима электронными медиа и утрачивает привычную «монополию» в качестве ядра национальной культуры. Классическая гуманитарная традиция уступает напору технологизма, культу полезных «компетенций». Но… работа слова, вымысла, воображения в культуре не стала ведь менее интенсивной и влиятельной – скорее наоборот! – и требует аналитического к себе подхода. Навыки разносторонней интерпретации, различения в тексте множественных слоев, тонких различий и сходств, игры смыслов - то есть тот опыт научения чтению, которым располагает литературоведение, - в нынешней реальности очень «ко двору», надо только найти адекватные способы их донесения до адресата. Важно и обновить корпус теоретических представлений, что дается трудно и происходит медленно. Наша область знания колеблется перед выбором: либо пытаться сохранить себя в «музейном» виде, либо искать новое лицо. Не только ради собственного выживания, но общей пользы ради

В 2002 году, рассказывает Т.Г. Боголепова, ее кафедра совместно с лингвистами, объединенными FEELTA (Дальневосточной Ассоциацией преподавателей английского языка) участвовала в проведении конференции по американистике, куда более масштабной, чем нынешняя. Конференция прошла успешно, но … междисциплинарная, интересно задуманная и спланированная учебная программа по американистике с тех пор в университете оказалась практически свернута за невостребованностью. Почему? Парадоксальным образом, предполагает Тамара Георгиевна, это связано с расширяющимися возможностями для студентов побывать в Америке в рамках разных молодежных программ. Это прекрасная возможность увидеть страну своими глазами, выучить или доучить язык. Но спрашивается: почему опыт краткого пребывания в США не пробуждает в студентах желания этот опыт углубить и осмыслить, не ограничиваясь поверхностностью потребительских реакций? Разве умение анализировать сложное единство культуры, - внутри которого взаимообусловлены история и современность, художественные образы и бытовые реалии, политические приоритеты и система культурных ценностей, – разве все это роскошь, ненужная выпускникам российских вузов, гражданам глобализированного мира?.. Нужда реальна и требует понимания со стороны реформаторов высшего образования. От преподавателей литературы, впрочем, тоже требуется серьезная переориентация в понимании основной задачи: не только (даже, возможно, не столько) трансляция корпуса культурно значимых текстов, но развитие навыков их разносторонне-критического восприятия.
Ранним утром одного из плотно насыщенных конференционных дней мы с Кэролин Кремерс лицом к лицу столкнулись с практическим измерением этой обширной проблемы. С помощью владивостокских коллег-«фулбрайтеров» - доцента Е. В. Тереховой и профессора М.Ю. Шиманского – была организована встреча со студентами ВГУЭС, Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, относительно молодого, динамично развивающегося и, как видно из названия, негуманитарного вуза. Случилось так, что, вместо запланированной аудитории американистов-политологов четвертого курса, перед нами оказались второкурсники, еще далекие от какой-либо специализации. Разговор тем не менее вышел живым и интересным: ребята с готовностью отозвались на наше приглашение обсудить то фоновое знание об Америке, которым они располагают, не задумываясь о его составе.
Состав оказался более, чем предсказуемым. Америка отождествляется, во-первых, с опытом потребления – гамбургеров, интернациональной попсы, блокбастеров и прочего неуважаемого (даже и самими потребителями), но ходкого продукта. Во-вторых, - с мифическим образом безличной давящей Силы. В-третьих, - с некоторым числом информационных клише: индейцы, пуритане, демократия, двухпартийная система*.
Небогатый этот набор был прилежно, вслед репликам с мест, отображен Кэролин на доске, после чего аудитория созерцала список – с довольно явной обескураженностью. Ну, конечно, это не все, что они знают об Америке! - в перерыве вокруг нас образовалась небольшая толпа желающих поделиться «задним умом»: «мы забыли про джаз», «к нам недавно приезжал хор из Аляски» и так далее… И конечно, это не все, что они могли бы и хотели бы узнать. «Из английской литературы я кое-что читал, - со скромным достоинством заявил один из подошедших студентов. – Толкина!.. И Шекспира», - добавил он, прочтя странное выражение на моем лице. - А что почитать из американской литературы? Записав для начала имена Мелвилла, Хемингуэя и Сэлинджера, он целеустремленно пошагал к двери. Может быть, в библиотеку. Хотя вряд ли. Эти ребята даже романы умудряются читать с экрана. Но - читают же и пытаются думать, и эта составляющая их опыта и образования требует к себе нашего самого серьезного отношения.

Т.Д.Венедиктова, профессор, доктор филологических наук,
пленарный докладчик конференции
«Запад и Восток: экзистенциальные проблемы в зарубежной литературе», г. Владивосток

-------
*Кандидатов в президенты на ближайших выборах студенты, кстати говоря, с готовностью назвали, кандидатов в вице-президенты назвали тоже, но менее уверенно. Кэролин предположила, что знания их американских ровесников о российских политических реалиях оказались бы более скудными.

The Fulbright Program in Russia. Institute of International Education.
Tverskoy Bul'var 14, building 1, 4th floor, Moscow, Russia 125009.
Tel: +7(495) 935-8353, Fax: +7(495) 937-5418. Contact: info@fulbright.ru